Стратегическое оружие будущего. [Часть 3]


Почему запретили БРВЗ?

БРВЗ были запрещены сначала Договором ОСВ-2, а затем – СНВ-1. В преамбуле Договора СНВ-1 было заявлено, что предусмотренные им меры будут способствовать:

  • «уменьшению опасности возникновения ядерной войны»;
  • «упрочению международного мира и безопасности»;
  • «укреплению стратегической стабильности».

В совместном заявлении СССР и США о принципах и основных направлениях последующих переговоров об ограничении СНВ, принятом при подписании Договора СНВ-1, декларировалось, что стороны «будут продолжать в целях уменьшения и предотвращения опасности возникновения ядерной войны поиски мер по укреплению стратегической стабильности, в том числе путем ограничения СНВ, в наибольшей степени дестабилизирующих стратегическое равновесие, а также путем мер по уменьшению и предотвращению опасности внезапного нападения».

Из объявленных целей Договора СНВ-1 и принципов, изложенных в совместном заявлении СССР и США, следует, что объективной причиной запрещения какого-либо вида стратегических наступательных вооружений может являться его дестабилизирующий характер. Какие же виды стратегических наступательных вооружений способны оказывать дестабилизирующее влияние на стратегическое равновесие? Прежде всего, к дестабилизации равновесия приводит появление у одной из сторон качественно нового вида СНВ, особенно на новых физических принципах, обладающего значительно более высокой боевой эффективностью по сравнению с вооружениями, имеющимися у другой стороны. В случае, когда объем развертывания нового вида вооружения определяется не исходя из потребности поддержания существующего равновесия меньшим числом средств, а направлен на достижение одностороннего и тем более абсолютного военного превосходства, происходит дестабилизация стратегического равновесия. Наиболее ярким примером является дестабилизация военно-политической обстановки в результате массового развертывания США ядерного оружия, которое по мощности в 104 –106 раз превосходило имевшиеся на вооружении бомбы на основе обычных взрывчатых веществ. Ядерное оружие появилось в СССР в августе 1949 года, а межконтинентальные средства его доставки – в 1955 году. В течение 10 лет США монопольно обладали возможностью нанесения массированного ядерного удара без угрозы получения ответного ядерного удара по их территории со стороны СССР. Только в конце 1960-х годов – начале 1970-х годов стратегические ядерные силы СССР и США стали обеспечивать взаимное ядерное сдерживание, т.е. сложился ядерный или военно-стратегический паритет <60>.

Совершенствование технических характеристик стратегических наступательных вооружений может приводить как к повышению устойчивости стратегического равновесия, так и к его нарушению. Одним из дестабилизирующих факторов является повышение точности стрельбы свыше уровня, необходимого для эффективного поражения площадных целей в ответном ударе. Повышение точности стрельбы ракет увеличивает возможности поражения в первом «разоружающем» ударе шахтных пусковых установок МБР, а также защищенных командных пунктов и других объектов системы боевого управления и связи. Тем самым другая сторона может быть лишена возможности нанесения ответного удара с неприемлемым для противника уровнем ущерба. Для парирования возникшего дисбаланса возникает необходимость в качественном совершенствовании (повышении стойкости шахтных пусковых установок, развертывании мобильных комплексов) и (или) количественном наращивании стратегических наступательных вооружений. Точность стрельбы не поддается контролю техническими средствами другой стороны и поэтому не рассматривается в числе характеристик, подлежащих ограничениям договоров о СНВ.

Крайне дестабилизирующим фактором может являться оснащение баллистических ракет РГЧ с боевыми блоками индивидуального наведения. Переход от моноблочного оснащения к РГЧ индивидуального наведения позволяет при неизменном количестве баллистических ракет многократно увеличить численность развернутых ядерных боезарядов. При этом одна баллистическая ракета с РГЧ индивидуального наведения может поразить сразу несколько ракет стационарного наземного базирования противника. Одностороннее развертывание этого вида боевого оснащения может лишить другую сторону возможности стратегического ядерного сдерживания. Это приводит к необходимости ответного развертывания ракет с РГЧ индивидуального наведения. В результате обоюдного развертывания РГЧ индивидуального наведения стратегическая стабильность обеспечивается при более высокой численности боезарядов. Такой ход событий имел место при развертывании США баллистических ракет с РГЧ индивидуального наведения, начатом в 1970 г., и ответном развертывании СССР баллистических ракет с боевым оснащением этого вида, начатом в 1975 г.

Дестабилизирующим видом вооружения являются также крылатые ракеты в многозарядном ядерном оснащении. Летные испытания и развертывание крылатых ракет воздушного базирования с дальностью свыше 600 км, оснащенных разделяющимися головными частями с боеголовками индивидуального наведения, были запрещены Договором ОСВ-2 (статья 9, пункт 2) <148>. Договором СНВ-1 запрещалось производство, испытания и развертывание ядерных крылатых ракет воздушного базирования большой дальности, снаряженных двумя или более ядерными зарядами (статья 5, пункт 18) <149>. Таким образом, ещё до начала испытаний было закрыто одно из направлений развития дестабилизирующих видов стратегических вооружений.

Дестабилизирующим оружием являются баллистические ракеты средней дальности передового базирования. Такие ракеты имеют малое подлетное время и создают угрозу «обезглавливающего» удара по командным пунктам, объектам высшего государственного управления и системы боевого управления стратегическими ядерными силами. Малое время, располагаемое высшим руководством страны до момента возможного подлета боевых блоков баллистических ракет передового базирования, увеличивает риск принятия ошибочного решения о нанесении ответного удара, в случае ложного сигнала системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

США в 1958-1961 гг. развернули свои БРСД «Тор» и «Юпитер» с ядерными боеголовками на территории Турции, Италии и Великобритании, сократив подлетное время до объектов на территории нашей страны с 30 до 8–10 минут. В 1962 году СССР симметрично ответил размещением на Кубе своих баллистических ракет средней дальности Р-12 с ядерными боеголовками. Подлетное время советских ракет до военных объектов и городов США стало ровно таким же, как и подлетное время американских ракет до военных объектов и городов СССР. Паритет в крайне дестабилизирующем виде ракетных вооружений США не устраивал. В результате возник Карибский кризис. Кризисная ситуация была урегулирована путем вывода советских ракет с Кубы за которым последовал вывод американских ракет из Европы. Таким образом, была ликвидирована угроза, возникшая после первого дестабилизирующего размещения американских баллистических ракет средней дальности в Европе. В конце 1983 года США во второй раз приступили к развертыванию в Европе баллистических ракет средней дальности. Помимо малого подлетного времени новые ракеты «Першинг-2» имели очень высокую точность стрельбы (КВО 35–40 м) и проникающую боеголовку. Это усиливало их дестабилизирующие свойства. В период 1987–1990 гг. баллистические ракеты средней дальности СССР и США были полностью ликвидированы в соответствии с Договором по РСМД. Любое новое развертывание американских ракет этого класса в Европе будет иметь дестабилизирующий характер.

Читайте также:  Новый имплантат поможет вернуть слепым способность читать, передавая изображения букв сразу в мозг

Еще меньшее подлетное время, чем у баллистических ракет средней дальности, имеет оружие орбитального базирования. Промежуток времени с момента схода ядерной боеголовки с орбиты до подлета к земле составляет 5–6 мин <122>. Дополнительным дестабилизирующим фактором этого оружия является угроза технических отказов, как на этапе выведения, так и при дежурстве на орбите. В СССР в 1968 г. поступила на вооружение орбитальная (глобальная) ракета Р-36орб. Ракета имела частично орбитальную траекторию полета, что обеспечивало неограниченную дальность полета с возможностью нанесения удара по США не с северного направления, где сооружалась система ПРО со станциями предупреждения о ракетном нападении, а с южного направления, где у США системы ПРО не было. СССР и США как участники Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, взяли на себя обязательство не выводить на орбиту вокруг Земли ядерное оружие или любые другие виды оружия массового поражения. Производство, испытания и развертывание ракет для вывода ядерного оружия или любых других видов оружия массового поражения на околоземную или частично околоземную орбиту было запрещено Договорами ОСВ-2 и СНВ-1. Ракеты Р-36орб. были ликвидированы. Малое подлетное время могут также обеспечивать БРПЛ при выдвижении подводных лодок на передовые рубежи пуска и использовании настильных траекторий полета. В тоже время высокий уровень выживаемости БРПЛ, находящихся на патрулирующих в подводном положении ракетоносцах, обеспечивает возможность нанесения ими гарантированного ответного удара, что является стабилизирующим фактором.

К дестабилизирующим видам наступательного оружия можно отнести ракетные комплексы с низким уровнем живучести и большим временем подготовки к пуску. Примером такого оружия являются МБР 1-го поколения Р-7 у СССР и «Атлас-Д» у США. Ввиду низкой живучести этих ракет, использующих открытое незащищенное размещение на стартовых установках, практически исключалась возможность их применения в ответном ударе. Большое время подготовки к пуску и отсутствие в начале 1960-х годов систем предупреждения о ракетном нападении исключало возможность использования этих ракет и во встречно-ответном ударе. Единственным вариантом боевого применения указанных ракет являлся превентивный удар, что являлось дестабилизирующим фактором (Учитывая дестабилизирующий характер размещения пусковых установок стратегических ракет на незащищенных позициях, оно было запрещено Договором СНВ-1 (статья 5, пункт 9) ) . Ракетные комплексы, обладающие повышенной выживаемостью, увеличивают боевые возможности стратегических ядерных сил в ответном ударе и являются фактором, способствующим обеспечению стратегической стабильности. Повысить выживаемость ракетных комплексов можно за счет увеличения стойкости шахтных пусковых установок, а также использования различных видов мобильного базирования (наземного, морского, воздушного).

Ракетные комплексы с БРВЗ не обладают ни одним из перечисленных свойств, носящих дестабилизирующий характер. По точности стрельбы БРВЗ не превосходят МБР и БРПЛ и поэтому не создают какую-либо дополнительную угрозу первого «разоружающего» удара по объектам стратегических наступательных сил противника. Самолеты-носители БРВЗ, особенно создаваемые на базе военно-транспортных самолетов, не обладают возможностью скрытного выдвижения на передовые рубежи пуска ракет. Функционирование самолетов-носителей с БРВЗ межконтинентальной дальности предусматривается исключительно в пределах своего воздушного пространства под прикрытием системы ПВО. Таким образом, БРВЗ не создают угрозы внезапного нападения с малым подлетным временем и трудностей для противника с определением государственной принадлежности запущенных ракет.

Ракетные комплексы с БРВЗ обладают совокупностью качеств, позволяющих рассматривать их в качестве оружия, которое в наибольшей степени из существующих видов стратегических наступательных вооружений способствует повышению стратегической стабильности, в том числе в неопределенных и кризисных ситуациях. Прежде всего, это высокая выживаемость, значительное время, предоставляемое высшему руководству на анализ обстановки и принятие решения, некритичность к ложным тревогам СПРН, возможность демонстрации отношения к возникшему конфликту и активное влияние на его развитие наращиванием неуязвимой группировки самолетов-носителей БРВЗ, патрулирующих в воздухе. Таким образом, пункт 18d статьи V Договора СНВ-1, вводивший запрет на производство, испытания и развертывание БРВЗ, полностью противоречил целям этого договора, изложенным в его преамбуле.

Почему же БРВЗ в Договоре СНВ-1 заняли место в одном ряду с объективно крайне дестабилизирующими видами стратегических наступательных вооружений типа ядерного оружия орбитального базирования? Если обе стороны действительно стремились к обеспечению стратегической стабильности, они должны были дать дорогу этому направлению развития СНВ. Но этого не произошло. Никаких объективных причин, связанных со свойствами БРВЗ и международными обязательствами для запрета не было. Следовательно, он был обусловлен причинами другого характера. Почему на запрет пошел СССР? На принятие решений по ключевым вопросам развития отечественных стратегических ядерных сил, и ракетной техники в частности, оказывали большое влияние факторы, не имеющие никакого отношения к техническому существу вопроса. Несмотря на участие большого числа научно-исследовательских организаций Министерства обороны и оборонных отраслей промышленности СССР в подготовке предложений по развитию ракетной техники и оценке их эффективности, обоснованный объективный выбор образца для дальнейшей разработки во многих случаях не происходил.

Читайте также:  Космическую «корову» объяснили коллапсом массивной звезды

Причиной этого являлись в одних случаях субъективные предпочтения или волюнтаристские решения высшего руководства страны, а в других – превалирование интересов видов вооруженных сил или министерств оборонных отраслей промышленности над государственными интересами.

Следствием этого явилось избыточное количество принятых на вооружение типов стратегических ракет и их модификаций, более чем в два раза превышающее их количество у США (61 : 27).

Ярким примером волюнтаризма является решение М.С. Горбачева о включении в число средств, ликвидируемых по договору о РСМД, баллистических ракет «Ока», по своим тактико-техническим характеристикам не имевших к этому договору никакого отношения. По этому договору должны были ликвидироваться ракеты средней (свыше 1000 км до 5500 км) и меньшей (от 500 км до 1000 км) дальности. Максимальная дальность полета баллистических ракет «Ока», составлявшая 400 км, не входила в данный диапазон дальностей. Было ликвидировано 200 ракет «Ока» и 102 пусковые установки. В результате на долгое время возникла брешь в ракетах оперативно-тактического назначения с дальностью свыше 300 км.

Одной из причин принятия ошибочных решений являлась ориентация руководства СССР на симметричное создание тех же систем стратегических наступательных вооружений, которые разрабатывали США (так называемый принцип «зеркального отражения»). Создание какой-либо новой системы стратегических наступательных вооружений в США всегда давало «зеленый свет» на разработку аналогичных отечественных вооружений. Следствием этого принципа являлись серьезные затруднения в принятии решений о разработке эффективных систем стратегических наступательных вооружений, которые по каким-либо причинам не разрабатывали США. Не было ни одной системы стратегического ракетного оружия США, которую в случае отсутствия не создавали бы впоследствии, хотя и с запаздыванием, в СССР. Так, несмотря на приоритет в идее создания нового поколения стратегических крылатых ракет воздушного базирования, которые были созданы в начале 1980-х годов, решение об их разработке было принято только после развертывания работ по этому направлению в США. В результате нам пришлось догонять США в разработке ракет этого класса <58>.

Аналогично случаю с крылатыми ракетами воздушного базирования, отказ США от создания БРВЗ не способствовал принятию решения о создании ракет этого класса в СССР. Развертывание БРВЗ в условиях договорных ограничений на общую численность стратегических носителей могло быть осуществлено только за счет уменьшения числа развернутых носителей других классов (МБР, БРПЛ, тяжелые бомбардировщики). При этом потребовалось бы перераспределить объемы заказов видов Вооруженных сил (РВСН, ВМФ, ВВС), министерств оборонных отраслей промышленности и коопераций разработчиков ракетных комплексов.

Введенный Договором СНВ-1 запрет на производство, испытания и развертывание БРВЗ отражал имевшееся на тот момент соотношение сил в государственных структурах, поддерживавших различные направления развития стратегических ядерных сил. Можно констатировать, что победила позиция, предусматривающая сохранение статус-кво в сложившейся структуре и составе стратегических ядерных сил, в которых никто не собирался освобождать место для БРВЗ. Проводимая США линия на договорной запрет этого вида вооружения облегчала победу аналогичной позиции в СССР. С точки зрения государственных интересов это была ошибка. В случае иного развития событий сегодня Россия могла бы иметь неуязвимую стратегическую группировку, например из двенадцати – пятнадцати самолетов Ан-124 с ракетами типа Р-29РМ, которая обеспечила бы существенный вклад в поддержание стратегической стабильности на длительную перспективу. Сроки службы такой авиационной группировки могли быть доведены до 2025–2030 гг. <1>.

Позиция США в вопросе запрета БРВЗ хотя и совпадала с позицией СССР, но имела совершенно другие причины. США, оптимизируя структуру своих стратегических наступательных сил под поставленные перед ней боевые задачи и имеющиеся технологии, никоим образом не копировали стратегические вооружения СССР. Так, в боевом составе стратегических наступательных сил США никогда не было мобильных ракетных комплексов грунтового и железнодорожного базирования, имевшихся у СССР. После жидкостной ракеты «Титан-2» все последующие стратегические баллистические ракеты США были только твердотопливными, поскольку в этом направлении были достигнуты большие успехи, чем в технологиях жидкостных ракет, в которых превосходство имел СССР. В то время как СССР разрабатывал и испытывал сверхзвуковые крылатые ракеты «Метеорит-А», «Метеорит-М» <26> и гиперзвуковую крылатую ракету Х-90 <72, 73>, США в классе крылатых ракет большой дальности развивал только направление дозвуковых ракет («Томагавк», АGM-86В, АСМ). США не имели на вооружении тяжелых МБР со стартовой массой более 200 т, аналогичных советским МБР Р-36МУТТХ и Р-36М2, а также ракет с частично орбитальной траекторией полета, подобных МБР Р-36орб.

США всегда в ходе переговоров по ограничению и сокращениям стратегических наступательных вооружений проводили линию на запрет или максимально возможное ограничение мобильных ракетных комплексов с МБР. «Запретить все, что шевелится» – основной девиз США на переговорах по СНВ. Мобильное базирование советских МБР затрудняло их уничтожение в превентивном ударе, что не устраивало США. На переговорах по Договору ОСВ-2 американская делегация поставила вопрос о ликвидации мобильных МБР. В результате, в Договор ОСВ-2 был включен пункт о запрете на создание, испытания и развертывание мобильных пусковых установок тяжелых МБР. Протоколом к этому договору запрещалось развертывание мобильных пусковых установок МБР и летные испытания мобильных МБР уже независимо от стартового веса, а согласованным заявлением к договору СССР принимал обязательство не производить, не испытывать и не развертывать уже имеющиеся МБР мобильного базирования РС-14 («Темп-2С»).

Читайте также:  Охотники ледникового периода ели волков

На переговорах по Договору СНВ-1 США также пытались полностью запретить мобильные МБР наземного базированиях. Добиться этого им не удалось, однако этим договором было запрещено производство, испытания и развертывание мобильных пусковых установок тяжелых МБР и введены жесткие ограничения на размеры районов базирования и рассредоточения мобильных комплексов с МБР, а также на количество боезарядов, числящихся за мобильными МБР. Введению в Договор СНВ-1 статей, существенно ограничивающих возможности мобильных комплексов наземного базирования, способствовала демонстрационная разработка США подвижного грунтового и железнодорожного вариантов ракетного комплекса МХ. После заключения Договора СНВ-1 США прекратили разработку этих комплексов. Кроме того, США уговорили М.С. Горбачева «поставить на прикол» боевые железнодорожные ракетные комплексы.

Ракетные комплексы с БРВЗ также относятся к классу мобильных комплексов и, как уже отмечалось ранее, имеют уровень мобильности на порядок больший, чем у подвижных комплексов с баллистическими ракетами наземного базирования. Обусловленная этим высокая выживаемость комплексов с БРВЗ, в том числе практическая неуязвимость при дежурстве в воздухе над своей территорией, исключает возможность их поражения в превентивном ударе. Это никоим образом не устраивало США. По образному выражению М. Калашникова, США боялись создания в СССР БРВЗ, «точно бешеная собака воды» <54>.

В период заключения договоров ОСВ-2 и СНВ-1 США имели все технические предпосылки, в том числе летно-экспериментальный задел, для создания БРВЗ. Развертывание такого комплекса способствовало бы повышению боевой устойчивости и гибкости функционирования стратегических наступательных сил США в неопределенных и кризисных ситуациях. Однако военно-политическое руководство США понимало, что любой новый развернутый ими тип стратегических ракет обязательно, хотя и с запаздыванием, появится в СССР. Это подтверждает в своих публикациях бывший министр обороны США Р.Макнамара <98>. Из этого следовало, что создание и развертывание США БРВЗ обязательно приведет к их созданию и развертыванию в СССР. Наличие этого вида стратегических вооружений у обеих стран было не в интересах США, стремящихся не к укреплению стратегической стабильности, а к достижению одностороннего превосходства. Негативные последствия для США от развертывания советских БРВЗ перевешивали положительный эффект от роста боевой устойчивости и гибкости функционирования их стратегических наступательных сил в случае, если бы они тоже развернули такие ракеты. Необходимый уровень потенциала ответного удара США гарантированно обеспечивали существующие компоненты стратегических наступательных сил, и, прежде всего, малоуязвимые комплексы морского базирования с БРПЛ. США не нужен был второй вид мобильного базирования баллистических ракет. Поэтому они помимо БРВЗ отказались и от развертывания разрабатывавшихся МБР наземного мобильного базирования. Таким образом, позиция США по запрету БРВЗ имела абсолютно объективный характер, обусловленный стремлением достижения одностороннего превосходства и недопущения появления у СССР малоуязвимой системы стратегических ракетно-ядерных вооружений.

В то же время США никогда не ставили вопроса о запрете другого вида ракетного оружия воздушного базирования – стратегических крылатых ракет. Советские, а впоследствии российские бомбардировщики с крылатыми ракетами не представляли для США такой угрозы, как БРВЗ.

В ходе переговоров по Договору СНВ-1 США согласились с тем, что запрет на производство, испытания и развертывание баллистических ракет класса «воздух – поверхность» не будет распространяться на подобные ракеты с дальностью 600 км и менее. Такие ракеты, в отличие от БРВЗ большой дальности, не представляли угрозы для США. Вероятность прорыва бомбардировщиков России к рубежам пуска ракет малой дальности по объектам, расположенным на Северо-Американском континенте, была близка к нулю.

Из-под запрета Договора СНВ-1 были также выведены ракеты класса «воздух – поверхность», «полет которых, либо полет полезной нагрузки которых, обеспечивается за счет использования аэродинамической подъемной силы на любом участке траектории их полета» <150>. К этому виду вооружения относились разрабатывавшиеся США ракеты с баллистическим носителем, оснащенным планирующим ударным аппаратом. Такие ракеты США считают одним из перспективных высокоточных неядерных средств оперативного решения боевых задач на межконтинентальных дальностях. Планирующий ударный аппарат имеет существенно большую массу и габариты, чем традиционная боеголовка баллистической ракеты. Поэтому при равной стартовой массе ракета, оснащенная планирующим аппаратом, будет нести в несколько раз меньше боезарядов, чем традиционная баллистическая ракета с разделяющейся головной частью. Планирующий аппарат может совершать маневры в вертикальной и горизонтальной плоскости, что усложняет его перехват, однако имеет меньшую по сравнению с баллистическими боеголовками скорость подхода к цели. США посчитали, что угроза, возникающая в случае появления у России ракет класса «воздух – поверхность» с планирующими ударными аппаратами, не столь существенна, чтобы ввести запрет на этот вид оружия и самим лишиться возможности его создания. Поскольку США опасались, что такие ракеты могут быть отнесены к запрещенным БРВЗ они инициировали принятие 4-го согласованного заявления к Договору СНВ-1, в соответствии с которым такие ракеты не считались БРВЗ <150>.

Автор: Кардашев М.А.

Перейти на — <Часть 1> — <Часть 2> — <Часть 3>

Источник

Источник: reddit

Интересное видео

Интересная новость! Ученые обнаружили клон Земли — Кеплер 438B.



А также смотрите интересное видео: "Новое слово в мире смартфонов — Рулонофон", и другие новости о современных технологиях.




Сохранить и поделиться:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*